max_raduga (max_raduga) wrote,
max_raduga
max_raduga

По следам наших путешественников. Рассказ Майи Лобовой

Парк "Южная Луангва".

Пока мы любовались высохшим изгибом Луангвы, потягивая вечерний чай, за спиной довольно быстро сгустились сумерки. И, прежде лазурно-голубое, небо стало фиолетово алым. На равнине все также спокойно паслись импалы, неспешно продолжали свой путь замеченные нами недавно жирафы. Из реки доносилось хлюпанье бегемотов. Когда стемнело еще больше, некоторые из них начали вылезать на сушу, чтобы достичь ночных пастбищ. Редкие точки отделялись от извилистой реки и пересекали высохшие песчаные участки, продвигались к деревьям. Издалека они были неразличимы. И только всмотревшись, можно было определить, что это бегемоты.
Как сказал Крис МакБрайд, когда мы гостили у него в кампе, бегемот – «животное привычки», после дня в воде он вылезает на сушу, чтобы полакомиться травой, причем в одном и том же месте.
Разговор пришелся как раз на тот момент, когда один такой бегемот вылез из Кафуе, как раз напротив костра, у которого мы отогревались после очередной прогулки по национальному парку. Сначала казалось, что он движется на нас, однако продолжая размеренно шагат,ь бегемот изменил свою траекторию в сторону шале и исчез между деревьями…
Нечто похожее видимо происходило и в Луангве.
Однако утверждать точно вряд ли удастся, потому что во время вечерней вылазки бегемотов мы находились в парке и наблюдали за променадом отдаленно. Итак, чай, лимонад, пиво допиты, миски с закуской пусты, все убрано, фонарь включен. Мы едем на вечернее сафари по Южной Луангве…
И опять глаза… множество отблесков в темноте. Импалы сгрудились на равнине, изредка в траве попадаются едва отличимые по цвету от цвета земли кролики, поражает обилие пасущихся бегемотов…
Парк Южная Луангва, как уже упоминалось до этого, существует давно. Парк огромен, однако для того, чтобы увидеть животных, не нужно забираться глубоко к откосу Мучинга. Достаточно просто подъехать к реке, и покружить по извилистым тропам приречья, то и дело перемежающимся засушливыми равнинами с «безжизненными столбами» деревьев и высохшими руслами притоков Луангвы. Это касается и дня, и ночи.
Проезжая под застывшими в холодном воздухе раскидистыми кронами, мы (теперь уже тепло одетые) приглядывались к движениям, прислушивались к шорохам, то и дело ухватывая фонарем из темноты зеркально голубые отражения глаз.
Несколько раз мы смогли заметить циветт и вивер, на одной из «аллей» (в дальней секции парка дорожки напоминают аллеи – они прямы и обрамлены по сторонам густым невысоким кустарником) спугнули спящего жирафа, потом внезапно выехали к небольшим внутренним болотцам, на которых нас уже ожидали бегемоты. К ним удалось подъехать совсем близко.
Один из бегемотов с безразличием и даже некоторым возмущением (как показалось мне) окинул взглядом наш джип, а затем вернулся к траве… Мы же направились к выезду, так как приближалось время ужина. Переехав через мост, мы столкнулись с семейством слонов, которое удачно расположилось по обеим сторонам дороги дабы поужинать (или пообедать)…
В темноте слоны производят абсолютно космическое впечатление: цвет кожи меняется - из темно серой она становится глинисто-белой. На подобном фоне очень резко выделяются глаза, краснота белка придает им несколько враждебный характер, и в обрамлении ночной темноты, кажется, что слон уже не слон, а какое-то потустороннее существо, настроенное явно недружелюбно…плюс краски сгущает ассиметрия бивней…
Слоны, через которых нам предстояло проехать, были совсем близко. Видно было, что они не особо рады соседству, но и мы не собирались надолго задерживаться, и немного понаблюдав за ними, отправились в лагерь, где все уже было готово к ужину…
Африканский вечер погружен в темноту, окутан холодом с реки и едва уловимым ветром в ветвях деревьев…
Кое-где мелькают огоньки, извещая о существовании соседних лоджей.
Вечер наполнен покоем вперемешку со звуками саванны и отголосками всплесков с Луангвы, напоминающих, что бегемоты или крокодилы где-то рядом…
После ужина нам удалось наблюдать слона, который так же активно, как и бегемот у МакБрайдов, двигался от реки по направлению к нам.
Тераса в Wildlife Camp находится на балконе, с которого начинается спуск к Луангве и тропинка к бассейну. Слон двигался по направлению к терасе очень быстро, в какой–то момент в голове возник вопрос «Как он будет забираться по лестнице на терасу?». Однако подойдя к нам почти впритык, фыркая, подергивая ушами, и часто кивая головой, он свернул влево, скрывшись в кустарнике.
Теперь можно было отправляться спать.
Удивительно, но в Африке легко засиживаешься допоздна, поэтому время незаметно перетекает из десяти вечера в полвторого ночи. Подъем обычно ранний, но при этом редко чувствуешь усталость.
В Замбии удивительно встречать утро – в пять часов, когда темнота уже почти растворилась, а солнце еще не встало. Небо наполнено чистотой, окружающий мир досыпает последние минуты перед тем, как известят о приходе солнца птицы, расправят ветки деревья, разомкнут глаза животные и все оживет, чтобы начать новый день…
Пять утра в зимней Замбии (июнь) это холод, издевательски пробегающий по коже, мгновенно обжигающий щеки, бодрящий, настраивающий …
Это тишина, застывшая в разряженном воздухе, это чистота как ощущение абсолютно нулевого пространства, которое предстоит заполнить впечатлениям в ближайшие двенадцать часов.
Однако кое-кто уже не спит…и пытается своровать чужой завтрак))), как та небольшая обезьянка, которая наблюдает за нами во время утреннего чая.
Она замирает, ожидая, что мы отвлечемся на нее, и дождавшись подходящего момента, одним рывком бросается на стол, чтобы стащить свежий тост из белого хлеба.
Цель достигнута, тост захвачен хвостатым врагом. Однако не только мы наблюдаем за ней. Персонал кэмпа тоже ведет слежку - как только тост оказывается в маленьких цепких руках, начинается погоня. Все происходит мгновенно. Тост отвоеван, и как уже ненужный трофей, валяется на земле, приправленный охристо-розовой пылью.
Враг отражен, и, получив пинка, с визгом карабкается вверх по дереву.
Поделом.
Завтрак закончен. Мы отправляемся на пешее сафари.
Спустившись с балкона к приречью, поворачиваем направо, и колонной, похожей на крупную гусеницу, исчезаем в ближайших кустах.
Сыро. Пахнет травой. Крупными каплями отсвечивает роса на листьях. Мы движемся по заболоченной местности, переходя от мелких болот к сухим гребням. Животные, видимо еще спят. Зато птицы и насекомые уже проснулись. О них и рассказывает нам наш проводник Слай. Про растения, про плоды амарулы – любимое лакомство слонов, про норы дикобразов, про бабочек и многие другие интересные факты из жизни обитателей Луангвы.
Пройдя через очередные заросли, мы вышли на сухую открытую равнину. Солнце уже начало припекать. Слай заметил вдалеке жирафов, сначала одного, потом второго, третьего, четвертого... И слона, который безмятежно рвал плоды с дерева. Мы продолжили двигаться к деревьям, в которых были замечены жирафы, и вскоре подошли совсем близко. Да и жирафов к тому моменту стало больше – к увиденным четверым прибавилось еще пять.
Длинношеие, неуклюжие и в то же время грациозные, жирафы сначала попятились назад, но затем привыкли к нашему присутствию и уже не обращали на нас внимания.
Парк Южная Луангва, как и Кафуэ и большинство национальных Парков Замбии, не имеет ограждений, поэтому животные могут свободно переправляться с одного берега реки на другой, а сафари можно проводить и в Парке и за его пределами…
Слай сказал, что те жирафы, которых мы видим сегодня, не из парка, то есть не те, которых мы видели вчера на сафари на другом берегу. Да и слон тоже.
Мы наблюдали за тем, как дерутся жирафы. Они бьют друг друга шеями. И борьба это похожа не на разборки, а на танец. Гладкие, будто бархатные жирафьи шеи, усыпанные крупными темно- бардовыми пятнами, плавно падают вниз, соприкасаясь друг с другом. И затем резко расходятся. Кажется, что наблюдать за подобным поединком можно бесконечно.
Однако время поджимало. Понемногу начало припекать солнце, звуки нарастали, более яркими становились краски. Попрощавшись с жирафами, мы отправились дальше вглубь зарослей, где еще под руководством Слая продолжили кружить между деревьями, узнавая все новые и новые подробности о произрастающих здесь растениях, плодах и их местном применении.
По окончании сафари мы вернулись в лагерь. Солнце стояло высоко. Предстоял обед и послеобеденный отдых, после которого должна была состояться поездка в деревню и в ткацкие мастерские.
А потом ужин, развозка по домам, сон, утренние сборы, отъезд в Лусаку…
В Африке жизнь имеет неспешно размеренный постоянно воспроизводящийся твердый ритм. Попадающий сюда белый человек через некоторое время после адаптации расслабляется, лишается шелухи (навешенной индустриальным обществом и городской жизнью), становится чище и спокойнее. Люди начинают чаще улыбаться, становятся более открытыми, размеренными в себе. Окружающая обстановка в Замбии как нельзя лучше располагает к этому.
Здесь свое особое пространство – люди сосуществуют с природой, жизненный акцент перенесен из городской местности в сельскую, так как, несмотря на европейское воздействие, продолжает воспроизводиться традиционный уклад.
Город? Ну что город? Лусака например … средоточие государственной власти во всех ее аспектах, помещенное в бетонные блоки редких многоэтажек – местных небоскребов. И все равно внизу, на земле, человеческий муравейник – жарят мясо, продают фрукты и замороженные соки, шнурки, кепки, блокноты, игрушки, матрасы, белье… В узких коридорах парикмахерских плетут косы, нашивают шиньоны, расписывают ногти, рядом чинят какие-то железки, что-то строят, лепят…Тут же обмениваются новостями, слухами, сплетнями, шутят, острят и просто болтают ни о чем, долго распинаясь в приветствиях, как это принято в большинстве стран Африки…
Город, это вынужденно сгущенная жизнь деревни. Ее концентрат. Чтобы понять это, нет необходимости оставаться в нем долго – достаточно проехать через него и осмотреться. Что мы и сделали.
Жизнь, перетекшая из деревни в город, в сгустке напоминает хаос, и уже не похожа на тот размеренный покой, которым дышат Мфуве и зи-Мтамбуликази (судя по структуре, слово происходит из языка нгони), куда мы вот вот отправимся.
Но сначала мастерские. Дорога к ним пролегает среди полей сахарного тростника.
Редкие дома, женщины, дети, столы с овощами, ряды читенге…
Ткацкие мастерские находятся в десяти минутах езды от Мфуве. Ориентированы они на современного европейского потребителя – производственные цеха – столы, на которых ткани проходят первичную обработку – вынесены на улицу, до ума все доводится в небольшом ангаре, откуда можно попасть в шоу-рум и магазин.
Магазин европейского образца. Вещи отлично смотрятся. Но за качество и носкость вряд ли смогу поручиться.
Мастерские один из социальных проектов местного сообщества, направленные на получение дохода местным населением. С учетом того, что зарплаты невелики и рабочие места по близости – не могут обеспечить доходом все население прилегающих к Мфуве поселений, - мастерские – неплохая задумка.
В качестве социальных проектов проводятся экскурсии в школу и экскурсии по деревням.
На пути обратно во Мфуве, мы свернули с асфальтированной дороги и поехали через поселения.
Наше путешествие через деревни сопровождалось восторженными криками детей и любопытными взглядами взрослых. Заехав в зи-Мтамбуликази, мы остановились на просторной площадке. Слай пошел спросить разрешение на посещение деревни. Никого, кроме одной женщины и детей не оказалось. Все взрослые ушли в церковь.
Деревня состояла из нескольких домов цилиндрической формы с коническими крышами, цилиндрических зернохранилищ, такого же цилиндрического туалета, кухни и огорода.

По возвращении нас ждал шведский стол из традиционных блюд - каши нсимы, тушеных овощей, жареного мяса и курицы и печеной тыквы.
После ужина, мы отправились собирать чемоданы, чтобы на следующий день без промедления выехать в Лусаку.
Дома под цвет земли, с крышами, крытыми высохшей травой. Состоятельные люди могут позволить себе кирпичные дома с несколькими комнатами и стеклянными окнами. Пока мы кружили по деревне, хвостом за нами ходила стайка детей самого разного возраста. Шум, гам, хохот, белозубые улыбки. Таню, которая предусмотрительно взяла с собой пакет конфет, дети не хотели отпускать. Однако попрощаться пришлось, так как начало смеркаться, и пора было возвращаться в лагерь.
Subscribe

  • Важное объявление!

    Интернет, это хорошо, а реальная жизнь - это еще лучше. Поэтому, делаю то, о чем мечтал уже давно: с 1 января 2016 года во всех соцсетях (Фейсбук,…

  • Прошу максимального перепоста! Особенно в Петербурге!

    Послезавтра я специально приеду в северную столицу для того, чтобы выступить на презентации своей книги и ответить на вопросы. Жду всех, кому…

  • Благодарность

    Во исполнение обязательств на сайте «Бумстартер»… Нет, не так. От всей души и с глубокой признательностью благодарю всех,…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments