max_raduga (max_raduga) wrote,
max_raduga
max_raduga

Categories:

По следам наших путешественников. Рассказ Майи Лобовой

        В Wildlife Camp, расположенный напротив Национального Парка Южная Луангва, прибыли затемно.
По пути встретили двух жирафов, что в некотором роде предрекло и задало тон наших дальнейших приключений – жирафов на своем пути мы встретили очень много - и в Замбии, и в Ботсване.
Надо сказать, что и здесь, в Луангве, мы
тоже «вошли в историю».

Рядом с Wildlife Camp расположен Kapani Lodge, основанный Норманном Карром, которому Национальный Парк Южная Луангва обязан своим появлением на свет.

Норманн Карр впервые прибыл в Луангву еще до Второй Мировой Войны для того, чтобы заняться отстрелом слонов, которые уничтожали посевы в деревнях. С началом войны, он уехал на фронт, а после ее окончания снова вернулся в Луангву, в Чипату, которая тогда носила название Форт Джеймсон, где продолжил работать в качестве рейнджера в Департаменте по контролю за рыболовством и популяцией цеце (Game fisheries and Tsetse control department). На этот раз его обязанности заключались в сохранении уникальной экосистемы, которая существовала в долине Луангва. К тому моменту сам Карр воспринимал доверенную ему территорию как единую систему, образованную рекой и участками вокруг нее. Ввиду того, что истребление животных в восточной части долины велось в крайне больших объемах, Карр увидел необходимость создания охраняемой зоны в целях защиты диких животных и мест их обитания от посягательств человека. С этим предложением он обратился к традиционному правителю Нсефу, под контролем и опекой которого находился лагерь, в котором проживал сам Карр.
Нсефу, выслушав предложение Карра, согласился сделать территорию доступной для посетителей. После разработки маршрута, покупки мебели и других базовых приготовлений, в июле 1950 года, в Северной Родезии (как тогда называлась Замбия) был открыт первый(!) лодж. Предприятие оказалось настолько успешным, что вскоре Нсефу подал ходатайство на превращение 83 миль вокруг его деревни в заповедную зону.
Так был основан Национальный Парк Южная Луангва – один из наиболее интересных и неповторимых парков не только для Замбии, но для Африки в целом.

Именно рядом с «точкой отсчета», фактически местом зарождения парка, нам предстояло провести два дня.

Хозяева Wildlife Camp встретили нас с распростертыми объятиями, разместили в комфортных кирпичных домиках, накормили вкусным ужином, и познакомили с проводником Слаем, который должен был отвезти нас на сафари на следующее утро.

Надо отметить, что Wildlife Camp по сравнению с местом нашего пребывания в Кафуэ оказался более цивилизованным – сам по себе комплекс включал не только домики (кирпичные с соломенной крышей), но и место для кемпинга, и бассейн.

Значительно больше обслуживающего персонала – официантов, гидов, барменов, да и белых людей тоже - не двое, а уже порядка пяти человек. В результате чего заведение представляло собой небольшой муравейник, при всей своей оживленности сохраняющий атмосферу семьи.
Кстати, здесь замечаешь, что белые люди, долго живущие в Африке, значительно меняются: в их действиях, суждениях и отношении ко всему окружающему чувствуется свобода, раскованность, бескорыстность и искренность.
В целом для Африки, как среды обитания, характерны несколько категорий «белого», да и любого другого изначально чуждого ей типа человека:
1. Буры или африканеры, которые попали в южно-африканский регион еще в 16 веке, и по праву считают себя жителями черного континента. Как правило, они занимаются сельским хозяйством или держат семейные предприятия (малый и средний бизнес), ведут достаточно простой, стабильно-воспроизводящийся образ жизни, очень консервативны. Типажи среди них встречаются абсолютно разные, но чаще все же угрюмые и недружелюбные (непреступные и закрытые).
2. Потомки представителей различных колониальных служб и организаций (колониальная администрация от Великобритании, Франции, и других метрополий), родившиеся и выросшие в Африке. К таким можно отнести ужеизвестного нам Криса МакБрайда и его жену, Шарлоту, отец которой работал в Кафуэ на работе, аналогичной работе Норманна Карра в Южной Луангве. Шарлота, по рассказам Криса, родилась и выросла в этих местах, поэтому может находиться в Кафуэ безвыездно до года, прекрасно знает местность, повадки животных, природу, сама водит пешие сафари и управляется с McBrides Camp…Вобщем, настоящая «Британская Империя»…
3. «Недавно переехавшие» европейцы, индусы, мусульмане, китайцы, арабы, бразильцы… Работающие по контракту, открывшие собственные предприятия, преподающие в школах, пишущие картины, волонтёрящие на различные международные организации, строящие дороги, ищущие уран… Вариантов море…и об это надо писать и рассказывать отдельно…видимо в другой раз, так как впереди у нас два волшебные дня в Луангве…
Ввиду того, что лагерь раскинулся на живой природе, и через него, как и в Кафуе, проходят животные, вечером нас подвозят до домиков на машине…А утром, пока еще рано и не взошло солнце, забирают. Днем можно ходить самостоятельно, принимая во внимания наставления, изложенные в презентационном листе Wildlife Camp: «Через лагерь проходят слоны. Они дикие…пожалуйста, не пытайтесь их потрогать».
Смешно, но видимо прецеденты по мотивам всем известной басни Ивана Андреевича Крылова:
«…По улицам слона водили,
Как видно на показ,
Известно, что слоны в диковинку у нас…»действительно имели место быть.
Хотя история об этом умалчивает - видимо, дабы не травмировать хрупкую психику индустриально-урбанизированного человека, который, выезжая на дикую природу, не перестает думать о том, что вся имеющаяся в саванне живность так и ринется при одном только его виде «кусать, бить и обижать», и творить прочие безобразия.
Шутки шутками, а на следующий день после утреннего чая мы отправились на машине в парк, на поиски приключений.
Основной маршрут нашей поездки пролегал рядом с извилистым руслом Луангвы. В сухой сезон оно значительно мельчает и сужается, в результате чего в местах отлива образуются многочисленные лагуны, и большая часть животных собирается у реки.

После въезда в парк попадаешь на накатанную дорогу, на всех разворотах стоят указатели. В лодже или на въезде в парк можно попросить/приобрести план парка и при наличии машины ездить самостоятельно.

Проезжая по дороге мы смогли увидеть уже хорошо знакомых нам импал, бушбаков и ватербаков. Вскоре встретились нам и буйволы, пасущиеся в высоких кустах. Выехав на открытую равнину, в утреннем мареве заметили жирафа и зебр. Надо сказать, что жирафы и вдалеке, и вблизи смотрятся очень живописно: когда замечаешь их где-то вдали, кажется будто это высокая тень, едва отличимая от земли, грациозно парящая в воздухе, которая вот вот ускользнет из виду… Когда рассматриваешь жирафа вблизи, замечаешь, что он одновременно хрупкий, из-за тонких длинных ног и такой же тонкой длинной шеи, и неуклюжий, из-за крупного туловища и рябого пятнистого окраса. Но с очень задумчивыми, порой печальными, глазами. В Южной Луангве обитает эндемичный вид жирафа – жираф Торникрофта. То есть встретить его можно только здесь. От других видов он отличается интенсивностью окраски – пятна варьируются от темно-коричневых до ярко-красных. Для сравнения: жирафы, которых нам удалось увидеть в Национальном Парке Чобе в Ботсване, по цвету светло-бежевые, почти блеклые, со светло-коричневым пятнистым окрасом.
От равнины мы свернули к реке, где устроили небольшой пикник на фоне нежащихся в воде бегемотов. После пикника направились дальше, на юг парка. Проехав по высохшему руслу реки, мы оказались в долине, едва поросшей травой. Двигаясь дальше на юг, заметили параллельно идущее нам навстречу стадо слонов (порядка пяти особей). Слоны явно спешили, так как шли быстро и стремительно, подталкивая вперед маленького слоненка. Сделав круг по долине, и обнаружив попутно бородавочников, мы отправились обратно, на выезд из лагеря. По пути снова столкнулись с утренним жирафом, который, видимо, искал остальных, и, пройдя через всю равнину, оказался в лабиринте парковых троп…
Утром один из сотрудников парка, исследующий диких собак, рассказал при встрече нашему проводнику, что собак обнаружили на юге парка. Хозяева парка во время обеда отметили, что увидеть диких собак большая удача. Поэтому после непродолжительного отдыха мы снова отправились по ту сторону Луангвы. Небольшое примечание: днем в саванне стоит жара, от которой животные, как и люди, прячутся, поэтому сафари не проводятся.
Выезжают или выходят в саванну вечером, когда жара спадает. Так поступили и мы. Кстати, пешие сафари тоже заслуга Норманна Карра. Впервые они были введены в Kapani Lodge, который, как вы уже помните, располагался рядом с нами.
Проезжая по равнинам парка, мы смогли увидеть большие стада зебр, антилопу куду, орлана-рыболова, который расправлялся с только что пойманным им сомом. Снова жирафы, снова слоны на равнине, сливающиеся по цвету с небом…
После продолжительных петляний по дальним тропам парка мы выехали на заболоченную местность, похожую на обмелевшую забродившую лагуну, окруженную ивообразными деревьями. Вдалеке мирно паслись импалы, на переднем плане, в двух метрах от нас, лениво развалившись на траве, лежали дикие собаки. Наблюдая за собаками, мы не заметили как вслед за нами посмотреть на них пришли жирафы… Первый, второй, третий, четвертый… Они двигались плавно, бесшумно, едва наклоняя шеи, то сходясь, то расходясь…
Собаки лениво отслеживали это воздушное дефиле, едва подергивая кончиками больших лопухообразных ушей. Тем временем небо разгоралось, наливаясь всеми оттенками розового и фиолетового…
Мы расположились на крутом обрывистом берегу Луангвы на пикник. На противоположном берегу вылез из воды и направился через песчаные лагуны в зелень пастбищ бегемот. Стая птиц с криком пролетела над нами. С реки донеслись резкие голоса глотающих воздух бегемотов…
Вечернее сафари несет в себе абсолютно иное настроение, нежели чем дневное. Меняются краски неба, а вместе с ними и окружающий ландшафт. С наступлением сумерек воздух становится более прохладным, легче дышится. До тех пор, пока над рекой не начинает виться мошкара. Когда солнце прячется за горы Мучинга, деревья на противоположном берегу Луангвы сливаются по цвету с рекой и небом, после чего наличие земли, как в космосе можно определить лишь по огонькам лоджей, мерцающим сквозь деревья…Мы включили фонари и отправились на прогулку по ночному парку…

Взято
здесь

Subscribe

  • Важное объявление!

    Интернет, это хорошо, а реальная жизнь - это еще лучше. Поэтому, делаю то, о чем мечтал уже давно: с 1 января 2016 года во всех соцсетях (Фейсбук,…

  • Прошу максимального перепоста! Особенно в Петербурге!

    Послезавтра я специально приеду в северную столицу для того, чтобы выступить на презентации своей книги и ответить на вопросы. Жду всех, кому…

  • Благодарность

    Во исполнение обязательств на сайте «Бумстартер»… Нет, не так. От всей души и с глубокой признательностью благодарю всех,…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments